Связь природных катастроф с социальными конфликтами


Рассмотрим связь природных катастроф с социальными конфликтами. Социологический анализ социальных аспектов разрушительного землетрясения, произошедшего в Армении в декабре 1988 г., и последующих действий населения пострадавших районов, правительственных учреждений, спасательных служб, широкой общественности позволяет выделить несколько характерных особенностей этой трагедии. Внезапность удара, обрушенного на людей стихийным бедствием, вызвала массовый шок, психологическое ощущение бессилия человека перед разрушительными процессами, но одновременно и страстное стремление людей, подчас проживающих за несколько тысяч километров от района бедствия, прийти на помощь пострадавшим, проявить к ним сострадание, осуществить опеку в отношении нуждающихся. Таким образом, в чрезвычайной ситуации возникло вполне естественное для людей чувство сострадания, сопричастности потерпевшим, а это усилило социальную сплоченность, отодвинуло на задний план эгоистические устремления, индивидуалистические цели, межличностные и межгрупповые столкновения, становящиеся нередко причиной возникновения конфликтной ситуации.

А те конфликты, которые к тому времени уже существовали в пострадавших районах, в значительной мере смягчились. Таким образом, общая беда привела к усилению чувства: единой общности людей перед ее угрозой и тяжелыми последствиями, усилила их социальную сплоченность, приглушила в их среде старые конфликты, предотвратила возникновение новых. Причем уровень социальной сплоченности людей здесь оказался в прямой зависимости от масштабов катастрофы и степени вызванных ею разрушений и жертв. Разумеется, в данном случае мы исключаем из рассмотрения чрезвычайно длительный и острый по формам протекания армяно-азербайджанский конфликт, который: в результате тяжелого по своим разрушениям и последствиям землетрясения получил в лице пострадавшего армянского населения новые импульсы для дальнейшего углубления.


В тех же случаях, когда происходят социо-технологические или экологические катастрофы, органически связанные с действиями антропогенных факторов, панорама возможных конфликтных ситуаций, возникающих в пострадавших регионах, оказывается более многообразной и противоречивой. В таких случаях, как показывает опыт восприятия и оценки всего, что случилось в результате аварии на Чернобыльской АЭС, одним из первых перед людьми возникает вопрос: кто и насколько виноват в случившемся? А поиск виновного всегда сопряжен с конфликтной ситуацией. Вслед за этим возникают не менее конфликтонасыщенные вопросы: можно ли было предотвратить взрыв энергоблока? Почему не сработал защитный колпак атомной электростанции? Почему так долго скрывали от населения масштабы катастрофы и степень радиационного риска? Таких и подобных им вопросов множество, и возникли они не только в первые часы и дни после катастрофы. Вопросы возникают и сегодня, причем на многие и сегодня невозможно дать полный и исчерпывающий ответ: почему до сих пор нет достоверной и исчерпывающей информации о том, какие болезни и в какой мере, порождены Чернобыльской катастрофой, почему пустуют многие дома, построенные специально для переселенцев, почему множество людей возвращаются из мест переселения обратно в радиоактивно загрязненные районы? Все эти вопросы при отсутствии аргументированных и четких ответов на них со стороны компетентных органов, прежде всего управленческих структур, порождают все новые и новые конфликтные  ситуации, обостряя и без того тяжелую кризисную ситуацию в пострадавших от катастрофы районах.


Социологический анализ конфликтных ситуаций, возникающих в результате Чернобыльской Катастрофы и вызванных ею посткатастрофных процессов, позволяет тнологизнровать их по нескольким основаниям. Первым из них является разделение конфликтных ситуаций по направленности социального напряжения в них на горизонтальные и вертикальные. К числу горизонтальных относятся те, которые разворачиваются вдоль параллельной оси взаимодействия социально равноправных партнеров, таких, например, как различные предприятия, лаборатории внутри исследовательского института, соседи, коллеги по работе или учебе, домочадцы в одной семье .