Перерастание кризисной ситуации в катастрофическую


Социологические исследования, проведенные в 1991–1994 гг. в Беларуси, России, Украине, других странах Восточной Европы, вступивших на путь пост тоталитарного, посткоммунистического развития, Показывают, что в этих странах существует довольно высокий потенциал массового социального протеста. Чтобы определить реальную степень возможного включения различных групп населения в массовые социальные действия, критичные или оппозиционные по отношению к

существующим в обществе властным структурам, социологи обычно используют четыре группы показателей:
1. Высокий уровень неудовлетворенности населения условиями жизни (прежде всего – материально-экономическими);
2. Усиление недоверия населения по отношению к официальным структурам власти;
3. Низкий уровень политической активности – участия населения в легитимных формах общественно-политической жизни (участие в выборах, членство в партиях, в общественно-политических движениях и т. п.);
4. Низкий уровень политической эффективности – ощущение личностью невозможности легитимным (законным) путем влиять на социальные процессы и политические решения, непосредственно затрагивающие ее жизненные интересы.
Только совокупный учет всех этих показателей может дать основания для вывода о том, в какую сторону движется линия социального напряжения в обществе. Однако и каждый из названных показателей позволяет представить потенциальные возможности на каждом данном этапе общественного развития для массового проявления социального протеста. Проведенные в 1992 г. в два этапа (июнь и декабрь) социологические исследования в Беларуси (в первый раз опрашивалось 1819 человек, во второй – 1980) показали, что количество людей, выражающих недовольство в связи с ростом цен и снижением благосостояния возросло за полгода с 68,3 до 81,6 %, то есть на 13,3 %. Близкие по содержанию данные получены в. процессе социологических исследований на Украине; где материально-экономическим положением свои семей удовлетворены только 5 % опрошенных.


Одновременно с ростом недовольства широких кругов населения, резким снижением жизненного уровня возрастает недоверие к официальным структурам власти. В Беларуси в июне 1994 г. более трети – 37 % респондентов возложили ответственность за кризисное состояние экономики на Верховный Совет республики и 46 % – на правительство. Спустя полтора месяца на первых президентских выборах столь резкое негативное отношение большинства населения к властным структурам обернулось сокрушительным поражением бывших спикера и премьера в борьбе за президентское кресло.
Наличие третьего существенного показателя глубокого социально-политического кризиса, способного в определенных условиях перерасти в катастрофический процесс, воплощается в низком уровне участия населения в Выборах. референдумах, в деятельности политических движенийи партий.


При оценке деятельности различных партий и движений доверие к ним выразили от 3 до 8 %, но не более 10 – 13 % респондентов, зато заявили, что ничего об этих партиях не знают в среднем 47 – 54 % опрошенных (кроме Белорусского Народного фронта и партии коммунистов Беларуси, о которых ничего не знают соответственно 21,4 «25,3 %).
Пожалуй, наиболее важным индикатором перерастания кризисной ситуации в катастрофическую является готовность населения к активным формам социального протеста. Выразили готовность участвовать в сборе подписей для оказания определенного давления на парламент и правительство 44,2 % респондентов Беларуси, причем 12,3 % уже реально участвовали в таком действии. Поддерживают участие в санкционированных демонстрациях 42,3 % опрошенных в Беларуси, а 13,9 % – уже принимали в них участие. Готовы участвовать в несанкционированных забастовках 20,6 % респондентов, в захвате зданий и предприятий – 8,5 % опрошенных. Соответствующие показатели на Украине выражены в более резкой форме. Там были согласны поддержать сбор подписей 82 % опрошенных, готовы участвовать в санкционированных демонстрациях – 83 %, в несанкционированных забастовках – 22 %, в захвате зданий – 11 % респондентов.


Следует иметь в виду что потенциал социального протеста в различных общностях и группах выражен неодинаково. Так, в Беларуси из 8,5 % выразивших готовность принять участие в наиболее резкой форме социального протеста  в захвате зданий, предприятий и учреждений 18 % респондентов  служащие, 33 % – крестьяне, 13 %  рабочие. К тому же необходимо принять, во внимание тот непреложный факт, что до нижнего предела социально-экономического кризиса наше больное общество пока не опустилось. Спад производства, рост безработицы, инфляционные процессы, рост преступности, снижение уровни жизни большинства населения имеют, к сожалению, устойчивую тенденцию к усилению. Все это вместе взятое грозит стать причиной существенного возрастания социальной напряженности, воспроизводство которой усиливается политической нестабильностью. А это в определенных условиях (усиление противостояния политических сил, дальнейшее снижение жизненного уровня населения и т. п.) способно привести к чрезвычайным ситуациям катастрофического типа.