Катастрофическое обеднение духовной жизни


Катастрофические процессы распада в социально-экономической сфере усугубляются и усиливаются еще более катастрофическим обеднением духовной жизни. Крушатся старые мифы, но вместе с ними умирает всенародная любовь к великой художественной литературе. Не только киноэкран, но и театральные подмостки захлестнули мутные волны бездуховности, «чернухи» и «порнухи». Во всех сферам духовной, жизни железную диктатуру партии сменила мягкая, но не менее разрушительная диктатура коммерции и хаоса. Развернулась невиданная прежде «утечка умов» из стран СНГ. Озабоченному проблемами выживания «человеку с улицы»  обычному гражданину  не остается времени для чтения подлинного художественного шедевра, посещения театра или филармонического концертного зала, оперного театра, а искусство и наука, лишенные притока свежей крови в лице способной молодежи и серьезных ассигнований из бюджета, гаснут и переживают глубокий кризис, грозящий обернуться духовной катастрофой общества.


В условиях нарастающего духовно-нравственного хаоса во всех сферах интеллектуально-духовной деятельности – в науке, литературе, кинематографе, книгоиздательстве, театре, различных зрелищных видах массовой культуры и  зрительский, читательский интерес, резко качнулся в сторону политизированных публикаций и шоу, а также тем и образе», еще недавно запретных: секс, насилие, мистика, астрология. Серьезная же художественная литература, серьезное кино, в значительной мере и музыка оказались оттесненными, на периферию массового спроса. Кинорынок и книжный прилавок захлестнула яркая по цветовой гамме, но мутная по социально-нравственному и духовному смыслу волна эротической низкопробщины, насилия, суеверий. Большинство господствующих там бестселлеров, кинолент рассчитаны на зрителя и читателя, не обладающего высоким художественным вкусом и не обремененного интеллектуальностью. Та же тенденция, даже еще более отчетливо, проявляется в массовых музыкальных шоу. Высокопрофессиональные пользующиеся широким признанием и авторитетом писатели, Кинорежиссеры, музыканты, критики с нарастающей тревогой говорят о том, что остросюжетные романы и повести, киноленты, шоу-программы, имеющие гораздо больше шансов на продвижение к широкой публике в условиях перехода к рыночным отношениям, притупляют «болевой порог» читательского, зрительского, слушательского восприятия, Читатель, зритель, слушатель перестает реагировать на нюансы, художественные, режиссерские, актерские достоинства произведений, он их просто не воспринимает, подобно тому, как человек с дефектом зрения не различает определенных цветовых оттенков окружающей действительности.


Наступление массовой культуры идет одновременно с коммерциализацией, о которой с нарастающей тревогой говорят многие подлинные мастера культуры, особенно те, кто всерьез озабочен возрождением национального самосознания и национальных традиций в культуре. Массовая культура, лишенная классовых, группово-специфических, а нередко и национальных черт и особенностей, беспрепятственно и быстро перешагивает всякие региональные, страновые и национальные границы. Широко – распространяясь благодаря массовым шоу, а еще больше – средствам массовой информации, она пронизывает все сферы общественной жизни и становится серьезным фактором омассовления и стандартизации эстетических запросов и вкусов, что отнюдь не способствует их индивидуализации и возвышению, без чего едва ли возможен культурный подъем нации, народа, страны.


Духовный разброд, усугубляющийся в органической  взаимосвязи с нарастающим социально-экономическим кризисом и постоянно пульсирующей, то обостряющейся до предела, то затухающей политической нестабильностью, приводит к атомизации личности, ее отчуждению от политики, ценностей культуры, разностороннего межличностного общения. В таких условиях многие люди замыкаются в узкий мирок социально-бытовых проблем, впадают в апатию, в тревожные  психологические «состояния. Проведенные в ноябре  декабре 1994 г. Институтом социологии АН Беларуси социально-психологические исследования в Гомельской и Могилевской областях доказали, что пессимистическими настроениями охвачены 19,3 % обследованных мужчин и 38,3 % женщин. Для 62,6 % опрошенных характерна неуверенность в будущем. Разумеется, здесь нельзя не учитывать деструктивного воздействия на социально-психологические состояния респондентов влияния посткатастрофных процессов, возникших в этой части Беларуси в результате аварии на Чернобыльской АЭС, но такая же неблагоприятная тенденция в самоощущениях различных групп населения,  только несколько меньше выраженная, характерна и для других регионе» республики.