Исторические извержения


Изумительно четкое повествование об извержении Везувия и обычно считаются первым научным описанием вулканического извержения — первым документом науки вулканологии. Таким образом, и это неудивительно, история вулканологии начинается с трагедии.

Его продвижение было остановлено тем, что море внезапно отступило от берегов. (Теперь мы знаем, что такое отступление моря, вызванное поднятием берега и соседних частей морского дна, сопровождает почти все извержения Везувия.) Не сумев добраться до старого берега у подножия Везувия, Плиний повернул на юго-восток и поплыл к Стабиям, где находился его друг Помпониан. Последний, чувствуя беду, уже погрузил свое имущество на стоявший там корабль и готов был бежать из этих мест, но ветер дул с моря и корабль не мог отойти от берега. Помпониан встретил Плиния «в величайшем страхе».

В Стабиях выпало столько пепла и обломков пемзы, что дворы домов были почти полностью засыпаны. Ближе к вулкану, в Помпеях, обломки были несколько крупнее, и их слой достиг толщины около 3 м. Город был целиком погребен. Погребен был и Геркуланум, но это произошло иначе, о чем будет рассказано позже. Большинству из 20 тыс. человек, живших в Помпеях, удалось спастись. Немного найдено остатков лошадей или повозок, и похоже, что большинство людей бежали на ранних стадиях извержения. Сохранились останки около двух тысяч человек: иногда скелеты, а часто удивительно четкие слепки тел и одежды в окружающем вулканическом пепле. Как они умерли? Кто-то из них был раздавлен крышей, рухнувшей под тяжестью насыпавшегося на нее пепла, другие не смогли выйти из засыпанных домов и погребов. Некоторые задохнулись, так как если при этом и был какой-то доступ воздуха, то в нем уже не осталось кислорода, некоторые умерли, прижимая к лицу руки или куски ткани, как, бы загораживаясь от едкого дыма. Нижние 2,5 м отложений тефры состоят главным образом из кусочков пемзы размером от 5 до 15 мм, и после отложения этой пемзы из нее могло выделиться столько газа, что люди умерли от удушья. Свидетельств пожара мало: пепел и обломки пемзы, пролетевшие достаточно большое расстояние по воздуху, редко бывают такими горячими, чтобы вызвать огонь.

Обычный результат эксплозивных извержений — это загрязнение источников воды падающим пеплом. При извержении вулкана Ирасу (Коста-Рика) в 1963 г. тонкие частицы пепла, взвешенные в речной воде, засорили фильтры водопроводной станции города Сан-Хосе. Пепел, смываемый с улиц города, забил стоки, что вызвало в тот дождливый сезон местные наводнения.

На картах распределения пепла и пемзы при извержениях Везувия в 79 г. и Катмая в 1912 г.  хорошо видно, какое влияние оказывает направление ветра. Во время извержения Везувия большая часть пепла сносилась на юго-восток; на северном склоне горы выпадение было небольшим. Пепел Катмая двигался главным образом на восток-юго-восток. На острове Кадьяк его выпало около 30 см, а на таком же расстоянии с другой стороны от вулкана вдесятеро меньше. Совершенно ясно, что направление ветра является важнейшим фактором, определяющим ущерб от падающего пепла в каждой данной точке. То же самое наглядно проявилось, когда извергался Спер — другой аляскинский вулкан. Извержение началось около 5 часов утра 9 июля 1953 г. Взрыв произошел не на вершине горы (выс. 3375 м), а в боковом жерле, на высоте 2100 м. Образовалось грибовидное облако высотой 15—20 км, и пепел выпал в Анкоридже, в 130 км к востоку. В Анкоридже слой пепла имел толщину от 3 до 7 мм, а к западу от горы пепла было