Транслокальные посткатастрофные процессы


Если такой подход в какой-то мере может быть оправдан в экстремальной ситуации войны, землетрясений, наводнений бедствий, когда опасность четко локализована во времени и пространстве, то он совершенно неприменим при ядерных катастрофах, сопровождающихся транслокальными как в пространственных, так и во временных характеристиках посткатастрофными процессами. Воздействие радионуклидов далеко не одинаково на разных по плотности загрязнения территориях, на разных людей, на их различные возрастные группы. Более того, жизненный опыт многих из них, проживающих свыше восьми лет на загрязненных территориях, создает своеобразную психологическую аберрацию, как бы убеждая их в том, что радиация не так уж и страшна, к.ней можно так или иначе приспособиться. Все эти факторы во взаимодействии с другими экономическими, социальными, бытовыми формируют у Многих жителей пострадавших районов отрицательное отношение к перемене привычного уклада жизни.

Многочисленные исследования, проведенные не только белорусскими, но и российскими, украинскими социологами и психологами, убеждают, что в основе растущего день ото дня нежелания переселяться на экологически чистые территории лежат, как правило, причины психологического порядка.Однако прежде, чем анализировать мотивационную структуру нежелания довольно большого количества людей не выезжать из радиоактивно загрязненных районов, необходимо принять во внимание два важных обстоятельства.Первое из них заключается в существенном изменении демографического состава как того контингента жителей, которые переселяются в экологически чистые  районы, так и тех из них, кто предпочитает оставаться: в родных местах. Дело в том, что в самом начале пост-чернобыльского периода из загрязненных районов в другие места переселилась наиболее дееспособная часть населения, а также дети.

Выехала в первую очередь самая образованная и квалифицированная часть людей, понимающая, какую опасность несут им и их детям радионуклиды. Этих людей с удовольствием принимали, особенно в сельской местности, где давно уже ощущалась нехватка рабочих рук. В результате спустя восемь лет после катастрофы в зоне отселения остались преимущественно люди старших возрастов, пенсионеры, причем многие из них – одинокие. Эта категория людей гораздо сильнее других привязана к «насиженному месту», менее других склонна переезжать куда бы то ни было. Многие из них в силу возрастных особенностей не испытывают страха перед радиоактивным загрязнением местности.