Трагический опыт Чернобыльской катастрофы


Трагический опыт Чернобыльской катастрофы и ее последствий ставит в повестку дня несколько взаимосвязанных и новых социологических проблем. Вопервых, он побуждает к осознанию того что совместными усилиями человеческого сообщества, по крайней мере, высокоразвитых в научнотехническом и индустриальном отношении стран, необходимо внести существенные коррективы в создание и освоение технологических основ перехода человечества к новым цивилизационным системам, в частности к информационному обществу, где первостепенная роль энергетического обеспечения жизнедеятельности людей, в том числе за счет атомной энергетики, сохраняется. Бесспорно, что при всех условиях (масштабы, степень развитости, технологическая эффективность и т, п.) атомных энергетических объектов должна быть обеспечена высокая степень безопасности людей, их обслуживающих, а также экологической и социальной среды (среды обитания людей), к ним прилегающей.


Во-вторых, он требует максимальных усилий, способных обеспечить минимизацию Технологических, экологических, социально-психологических последствий Чернобыльской катастрофы для нынешнего и последующих поколений, прежде всего с точки зрения спасения жизни и здоровья людей, оказавшихся в зоне бедствия, а также с позиций сохранения и избавления от неблагоприятных воздействий генофонда той многочисленной когорты населения, насчитывающей ныне около полутора десятков миллионов людей, которая проживает в обширном ареале, охватывающем собой почти всю территорию Беларуси, значительную часть Украины и часть западных областей России.


В-третьих, он высвечивает необходимость совместными усилиями специалистов естественных, технических и гуманитарных наук разработать пути и методы адаптации человека, человечества в целом к новому, гораздо более широкому по своим масштабам и цивилизационному значению постчернобыльскому состоянию, состоянию, в котором забота о высокой эффективности я безопасности сложных технологических систем должна органически сочетаться с еще более отчетливо выраженной озабоченностью о принципиальном недопущении такой ситуации, которая бы угрожала здоровью человека, негативному в нравственно-психологическом плане воздействию на него, а тем более – его жизни. Освоение этого трагического опыта заставляет принципиально по-иному подойти к проектированию и функционированию всех видов человеко-машинных систем, которые играют все более важную роль в условиях углубляющейся и расширяющей свои масштабы социотехно-логической революции, создающей материально-технические основы перехода человечества к новой, более гуманной ступени цивилизационного развития. Во всех вариантах новых технологических решений должен быть обеспечен бесспорный приоритет личностных интересов человека по отношению к техническим, технологическим; экономическим и иным материальным факторам современного, высокотехнизированного производства.