Случаи тревожно-мнительного поведения


Клинических случаев тревожно-мнительного поведения среди лиц, проживающих в районах радиоактивного загрязнения, не обнаружено. Это свидетельствует о том, что различные страхи и опасения у населения, проживающего в названных районах, в подавляющем большинстве случаев имеют реальную почву. Однако эта реальная почва создается не только объективно существующей степенью радиоактивной загрязненности той или иной территории, но и субъективными факторами, среди которых существенную роль играют превалирующие в том или ином районе оценки уровня бедствия и отношения к этому местных властей. Так, в Быховском районе Могилевской области не высказывают тревоги за свое здоровье 8,3 % опрошенных, а примерно в таком же по уровню загрязненности Речицком районе Гомельской области – 14,1 %.


Итак, если подвести краткий итог изложенному, то можно констатировать нарастание субъективности тревожных состояний и ожиданий в районах радиоактивного загрязнения. Субъектами таких социально-психологических состояний становятся не только отдельные индивиды, но и целые семьи, территориальные общности. При этом явное преобладание таких состояний и ожиданий обнаружено у женщин, особенно умеющих в своих семьях маленьких детей. Отмечено также существенное расхождение в самооценке состояний тревожности людьми в различных территориальных общностях, что обусловлено в значительной мере общим состоянием социально – психологического климата в них – степенью информированности населения, распространения среди него раз личных слухов, отношениями его с местными органами власти и т. п.
Третья особенность проявления посттравматического синдрома у лиц, проживающих в районах радиоактивного загрязнения, состоит в том, что в условиях хронической, по существу, пролонгированной стрессовой ситуации, возникшей под влиянием посткатастрофных процессов, тревожные психические состояния подвержены, сильным колебаниям. Они обычно усиливаются при появлении новой информации об авариях на радиационно – опасных технологических объектах, порождающих массу догадок, слухов, предположений.

Такие вспышки нарастающей тревожности зафиксированы российскими и белорусскими социологами и психологами в Брянской, Гомельской и Могилевской областях после того, как в октябре 1991 г. произошел пожар на втором энергоблоке Чернобыльской АЭС. Большинство опрошенных в тот период (69 % в Гомельской области, 71 %» Могилевской и 76 % в Брянской) полагали, что информация об этом событии была недостоверной, а это резка усилило состояние тревожности. Так, 84 % опрошенных в Брянской области и 61 %  в Гомельской заявили, что – после этого пожара деятельность Чернобыльской АЭС стала вызывать у них еще большее беспокойство.

Большинством опрошенных было также высказано убеждение, что если судить по поведению населения их региона во время и после названного пожара, то можно утверждать: люди стали бояться сообщений о любых, даже самых незначительных, авариях на атомных электростанциях, особенно расположенных на прилегающих территориях. В связи с этим все чаще в районах, пострадавших от радиоактивного загрязнения, высказываются требования, о закрытии Чернобыльской АЭС в ближайшие годы.