Синдром привыкания


Однако рассматриваемый срез проблемы миграции из радиоактивно загрязненных районов связан с масштабными прожективными ожиданиями и переживаниями, которые в условиях обостряющегося социально-экономического кризиса отодвигаются на задний план, а то и вовсе вытесняются из сознания многих людей, озабоченных проблемой повседневного жизнеобеспечения своей семьи и самих себя. К тому же на динамику смысложизненных ориентаций людей, проживающих в этих районах, существенно влияет своеобразный синдром привыкания, который сформировался постепенно не только в индивидуальном, но и в групповом сознании населения, пострадавшего от Чернобыльской катастрофы. Зачастую повседневные бытовые условия и заботы в этой ситуации оказываются для многих более весомыми аргументами при решении дилеммы: выезжать или не выезжать из загрязненной зоны, чем пролонгированные на ряд лет (а тем более на многие годы) прожективные ожидания и опасения.

Характерно связи с этим, что среди проживающих в собственном доме с огородом и садом вдвое меньше людей, стремящихся переехать в другие местности, чем среди тех, кто живет у родственников, снимает жилье или живет в общежитии, а из удовлетворенных работой ориентировано на переселение в 2,2 раза меньшее количество людей, чем из тех, кто ею не удовлетворен. Вывод ясен: более активная забота местных органов власти о создании нормальных условий жизни, труда и быта для лиц, проживающих на загрязненных территориях, может сыграть важную стабилизирующую роль, улучшить здесь общую социально-психологическую атмосферу.Приведенные данные свидетельствуют о том, что в условиях экономического кризиса и социальной нестабильности население пострадавших районов существенно изменяет свое отношение к риску, связанному с радиоактивным загрязнением.

Резкое снижение заинтересованности в переселении в экологически чистые, как высказанное респондентами во время массовых опросов, так и отмеченное экспертами, которые стремление к отселению перенесли в опросах в 1992–1993 гг. по актуальности решаемых проблем с первого места, занимаемое данной проблемой в первые годы после катастрофы, на четвертое, свидетельствует скорее всего о том, что адаптация населения происходит не столько к воздействию радиации и риску, сколько к давлению проблем, связанных с ними, на психику и социальное поведение проживающих здесь людей. Такой вывод тем более правомерен, что более половины опрошенных стремятся не сами искать выход из создавшихся проблем, – а, вовлеченные в потребительские, иждивенческие ориентации, надеются на выплату компенсаций, улучшение снабжения, чем должен заниматься «кто-то», но не они сами.