Проблема Чернобыля


Если взглянуть на проблему Чернобыля и его трагических последствий сквозь призму надежд, разочарований и тревог, обуревающих наших сограждан, то назрела острейшая необходимость принятия закона о развитии ядерной энергетики, который призван регулировать допустимые пределы (не только технологические) проектирования, строительства и эксплуатации атомных объектов. Нельзя упускать из вида, что взорвавшийся в Чернобыле ядерный реактор РБМК только по одному из девятнадцати параметров соответствует международному, стандарту, что при его эксплуатации было нарушено 36 пунктов, техники безопасности, что на территории СНГ и сегодня действует еще около полутора десятков таких реакторов.

Все это говорит о необходимости срочных, причем законодательно закрепленных, мер по обеспечению безопасного действия ядерных энергетических объектов, по гарантированной защищенности человека, экологической и социальной среды от возможных энергетических трагедий. Здесь жизненно важна разработка целой системы мер, способных ввести развитие ядерной энергетики в безопасное и гуманное русло, которые были бы разработаны в условиях вневедомственной научной экспертизы, реальной гласности и сопоставимости различных проектов, квалифицированного парламентского рассмотрения й всенародного обсуждения.


Не следует забывать и международного аспекта обсуждаемой проблемы. Чернобыльский ядерный смерч сопровождался распространением вредоносных выбросов вплоть до Швейцарии, а йодистые новообразования мигрировали почти по всей планете. Поэтому важнейшее значение приобретает тот факт, что большинство стран, эксплуатирующих атомные электростанции, существенно уточнили и ужесточили в постчернобыльский период принципы ядерной безопасности и критерии ее обеспечения. Если синтезировать основные положения философии ядерной безопасности, законодательно закрепленные в США, Германии и ряде других высокоразвитых в промышленном отношении стран, то их сущность можно свести к следующему. Основные принципы безопасности воплощаются в двух взаимосвязанных тезисах: а) адекватность радиологической защиты, гарантирующей способность атомной электростанции выдерживать воздействие предельных радиологических нагрузок; б) отсутствие чрезмерного риска.


Реализации этих принципов служит иерархическая система соподчинения нормативных документов, начиная от закона об атомной энергии, утвержденного парламентом положения о радиационной безопасности и кончая административными предписаниями о критериях безопасности для атомных электростанций. Основанная на этих нормативных актах система защиты от радиационной опасности должна поддерживаться в состоянии, безусловно обеспечивающем безопасность станции в любое время.


Отсутствие чрезмерного риска от эксплуатации атомных электростанций обеспечивается предельно жестким регулированием в смысле потребительских требований к ядерной безопасности. Поэтому верхние критерии регулирования должны содержать необходимый и достаточный набор нормативов, обеспечивающих здоровье как персонала атомной электростанции, так и населения прилегающих к ней территорий, безопасных последствий функционирования этого сложного и потенциально опасного технологического объекта, минимальную степень индивидуального и коллективного риска. Такой набор критериев обеспечивается за счет реализации принципа глубоко эшелонированной защиты от угрозы радиоактивного воздействия на людей и окружающую природную и социальную среду с учетом вероятностной оценки риска, сведенного к минимуму.