Cмягчения последствий Чернобыльской катастрофы


Что же касается особенностей индивидуального и группового сознания, в частности такой важной его составляющей, как восприятие радио-экологического риска: й удовлетворенность принимаемыми властными структурами различных уровней мерами по смягчению последствий Чернобыльской катастрофы, то Об этом следует сказать подробнее. Только 2 % опрошенных в радиоактивно загрязненных районах принятые государством и местными органами власти меры по социальной под» держке лиц, пострадавших от Чернобыльской катастрофы, считают достаточными, а 76,6 % характеризуют их как недостаточные. Поскольку 21,4 % респондентов недали на этот вопрос однозначного ответа, то можно предположить, что не менее половины из них оценивают такие меры как недостаточные. Если принять такое допущение за достоверное, то. окажется, что из каждых десяти человек, проживающих в районах, пострадавших от Чернобыльской катастрофы, каждые восемь или даже девяти высказывают негативные суждения относительно мер, принимаемых органами власти по преодолению последствий крупнейшей в истории человечества ядерной катастрофы.


Возьмем другой важнейший компонент индивидуального и группового сознания людей, пострадавших от радиоактивного воздействия, – доверие официальным источникам информации о степени радиоактивного загрязнения. Оказывается, что в Гомельской области полностью доверяют официальной информации о степени радиоактивного загрязнения их местности только 3 % опрошенных граждан, в основном доверяют – 15; мало доверяют – 59; совсем не доверяют – 23 %. Если мы суммируем два последних показателя, то получим цифры, однопорядковые с теми, которые мы только что охарактеризовали. Если 8 – 9 человек из 10 не доверяют официальной информации о реальной степени радиоактивного загрязнения местности, если столько же выражают неудовлетворенность мерами, принимаемыми властными и управленческими структурами по преодолению последствий катастрофы, то становится очевидным преобладание негативного отношения большинства населения пострадавших районов к органам власти. И действительно, наибольшее количество респондентов (66,6 %) рассчитывают в борьбе со свалившимися на них бедами и тревогами только на собственные силы. Более чем вдвое  меньше (32 %) готовы ждать помощи от республиканских властей, еще более чем вдвое меньше (11 %) надеются на заботу местных органов власти, еще вдвое меньше  на помощь профсоюзов (6,6 %),  еще меньше (5,3 %)  на поддержку благотворительных фондов.


В результате такой ситуации (а она усугубляется) неудовлетворенность большинства жителей радиоактивно загрязненных районов действиями властей и управленческих структур по минимизации негативных последствий катастрофы, сохраняющийся высокий уровень тревоги за состояние своего здоровье и здоровья своих детей, за жизнеобеспеченность семьи порождает у многих жителей возникновение и обострение специфического социально-радио-экологического стресса. Его характеризует массовое ощущение тревожности, переживание радиационного риска и опасности для здоровья и жизни, возникающее и устойчиво сохраняющееся длительное Время на обширных территориях проживания больших масс людей. Он порождает несколько видов адаптационных синдромов, которые будут проанализированы в четвертом разделе данной книги.