Чернобыльский цивилизационный урок


Чернобыльский цивилизационный урок заключается не только в глубоком осознании общественностью промышленно развитых стран необходимости резкого ужесточения требований и критериев безопасности в отношении объектов атомной энергетики и вызываемой ими степени риска для человека и окружающей среды. Речь идет о необходимости выработки новой интегральной концепции безопасности, которая включала бы в себя не только технологическую, но и экологическую, социальную, политическую, военную безопасность. Каждый из этих компонентов интегральной безопасности, как показали острые дебаты в Верховном Совете Республики Беларусь в апреле – июне 1993 г., несет в себе, множество элементов драматизма и может быть осмыслен, правильно оценен только в совокупности со всеми остальными. Да и может ли быть иначе, если разрушительные последствия аварии на атомной электростанции сопоставимы с последствиями атомной бомбардировки крупного города?


Выработка концепции интегральной безопасности, в чем решающая роль принадлежит науке, должна сопровождаться разработкой и практическим осуществлением эффективной стратегии безопасности. А в выработке такой стратегии нельзя ограничиться только научными концепциями, поскольку наука по своему назначению может дать только достаточно узкий спектр основных принципов стратегии обеспечения безопасности. В такой важной сфере бытия в условиях техногенной цивилизации, каковой является обеспечение безопасности, недостаточно опираться только на научные достижения и технологические средства. Здесь важное значение принадлежит катастрофической субкультуре, которая включает в себя многовековой опыт людей, их традиции, культуру, развитое чувство опасности, возникающее в нестандартных, непредсказуемых ситуациях (о значимости провидческой роли художественной литературы в этом процессе мы уже говорили). Но следует в полной мере использовать и такие вне научные средства знания, как интуиция. Именно интуиция прежде всего способна предупредить человека о надвигающейся опасности и тем самым подготовить его к ней.


Когда мы говорим о роли опыта и интуиции в подготовке человека к надвигающейся опасности, нельзя забывать о том, что создание и использование орудий, технических средств предполагало некоторую опасность и связанную с ней долю риска для человека во все времена с самого начала его орудийно-производственной деятельности. Однако Чернобыльская катастрофа не только развеяла миф о безопасности ядерной энергетики, но и поставила на повестку дня. проблему безопасности не только для персонала атомных станций и населения ближайших территорий, но и глобализировала саму проблему безопасности. Резко раздвинув привычные дотоле представления о локальной технологической опасности вследствие распространения радионуклидов на громадные пространства практически всех стран Северного полушария, она превратила в жертвы ядерной опасности не только ныне живущие, но и будущие поколения людей.


Поэтому в создании и осуществлении стратегии глобальной ядерной безопасности, а в более широком контексте  интегральной безопасности должен быть использован не только мощный потенциал современной науки и техники, но и трудно поддающиеся научному, дискурсивному анализу, но тем не менее могущественные творческие силы интуиции и опыта. Именно эти силы способны сыграть роль сильнейшего средства, порождающего у человека предощущение, предчувствие возможной беды от использования технологических и иных средств воздействия на окружающий мир.Один из важнейших цивилизационных уроков Чернобыльской катастрофы состоит в том, что она поставила перед современной цивилизацией ряд принципиально важных и трудно решаемых проблем, тесно связанных с обеспечением безопасности. К ним относятся," в частности, такие: существует ли предельная величина риска и чему она равна? Какова должна быть оценка риска, каков его критерий? Можно ли регламентировать недопустимый уровень  риска?